Рябчик, Охота на рябчика

 

В весенне-летнее время рябчики любят «купаться» в пыли или песке для очистки оперения от зажиренности и эктопаразитов. Зажиренные перья птиц явля¬ются кормом для перьевых паразитов. Когда птица встряхивается, вместе с песком из перьев она выбрасывает наружных паразитов: клещей, пухоедов, мух-кровососок.

В питании птенцов рябчика заметную роль играют животные корма. Причем первые две недели птенцы питаются исключительно животной пищей — пауками, муравьями, гусеницами пядениц и совок, личинками комаров, пилильщиков. С возрастом в питании птенцов появляются семена кислицы, фиалки и других травянистых растений, а затем различные ягоды: земляника, майник, черника, брусника, шиповник, рябина, голубика. В середине сентября различие в питании взрослых и молодых птиц исчезает.

В летнее время содержание животного корма в рационе взрослых птиц не превышает 5 %. Основу его составляют побеги и листья черники, брусники и различных травянистых растений, семена осок, герани, марьянника и др. Осенний рацион — самый разнообразный. Дальневосточные и уссурийские рябчики, например, поедают в это время до 60 разновидностей корма. Основу пищи составляют различные ягоды. Часто птицы набивают зобы семенами марьянника и различных злаков. Однако, несмотря на обилие всевозможных ягод, птицы рано начинают готовиться к грубой зимней пище. Уже в конце августа — начале сентября в пище рябчика появляются сережки, почки и листья березы и ольхи. Подсчитано, что на пробных площадях рябчики съедают до 65 % урожая земляники и свыше 80 % черники (Раус, 1969). За осенний сезон одна птица съедает около 1,5 кг ягод черники. Вообще, рябчики поедают практически любые ягоды и их рацион зависит от того, какие виды встречаются в данной местности. В орешниках рябчики охотно наполняют зобы кедровыми, лещинными и буковыми орешками, желудями.

Чем ниже температура воздуха и длиннее становится ночь, тем большее место в питании рябчика занимают зимние корма. В течение всей зимы птицы кормятся преимущественно на деревьях, особенно при сильных морозах, когда затрачивают на кормежку в течение суток не более 1,5 часов. В северной части ареала в наиболее холодный и темный период зимы птицы кормятся один или два раза в сутки. В морозы при —49 С птицы кормились лишь 25 минут, замирая через 3—5 минут, видимо, для того, чтобы корм в зобу успел согреться (Андреев, 1980). Остальное время суток птицы проводят в снежных камерах. В зобах птиц, добытых вечером, в зимнее время отмечали до 84,6 г корма. Нами установлено, что в снежный период года на 1 час ночного отдыха приходится около 3—4,5 г пищи. Основа зимнего питания рябчика — березовые и ольховые почки содержат высококалорийный жир, смешанный с различными жироподобными веществами, а также крахмал, которые, сгорая в организме, выделяют много энергии. Калорийность сережек и почек древесных пород деревьев (19,3—24,7 кдж/г) оказалась на уровне калорийности ягод и семян осок или даже выше.

В зимний период рябчики почти равнодушно относятся к плодам рябины и калины, которые в урожайные годы сохраняются на деревьях очень долго. Этот вид корма требует столько тепла на оттаивание и согревание, что количество выделяющейся из плодов энергии не покрывает расхода (Волков, 1970). Кроме отмеченных уже сережек березы и ольхи, рябчики поедают зимой почки этих древесных пород, а также осины, рябины, ивы, лещины, актинидии, тополя. В Сибири у добытых птиц в зобах насчитывали до 2 тыс. почек березы (Дулькейт, 1960). Зимние корма на основной части ареала рябчика занимают значительное место в рационе вплоть до начала мая, когда наряду с ними в большом количестве поедаются распускающиеся почки и молодые листочки березы, ольхи и рябины, листья, почки и побеги черники. Со второй половины весны птицы в пищу употребляют цветки травянистых растений, цветочные почки ивы, черемухи и других древесных пород, а также появляющиеся побеги хвоща полевого (Формозов, 1976) и перезимовавшие под снегом ягоды и семена. Рябчики охотно поедают молодые побеги лапчатки, хохлатки, манжетки, звездчатки, листья кислицы, таволги, соцветия ивы и осины. У отдельных особей в зобах отмечено до 20,5 г соцветий осины, когда зоб становится похож на тугой резиновый мяч. В марте птицы питаются высыпающимися из шишек семенами ели, которыми обильно покрыт снег в ельниках. Поедают они и семена лиственницы.

С увеличением светлого времени суток объем пищи в зобу перед ночным отдыхом снижается. В мае — июне птицы вылетают на утреннюю кормежку в 4— 5 часов, а вечернюю заканчивают в 21—22 часа по местному времени. Зимой соответственно в 8—9 и 16—17 часов. В течение осенне-зимнего сезона одна птица съедает до 10—12 кг корма, или 100—110 г в сутки; в весенне-летний период — 8—9 кг, или 35—40 г в сутки. Таким образом, годовая потребность рябчика в пище составляет око¬ло 17—20,5 кг, что в 45—50 раз превышает вес тела птицы.

Отличия видового состава корма и встречаемости его в зобах птиц в те или иные сезоны года обусловливаются в основном урожайностью и доступностью кормовых растений. Наряду с сезонными изменениями объема корма и его состава изменяется и содержание гастролитов (камешков) в желудках птиц. Наибольшее количество гастролитов у рябчика отмечено в сентябре — октябре, то есть при переходе птиц на грубый зимний корм. Гастролиты представлены в основ¬ном кварцевыми или кремниевыми камешками различных оттенков. Иногда камешков бывает немного или они совсем отсутствуют. Так, из 85 желудков рябчика, просмотренных осенью 1970 г. гастролиты отсутствовали у 28,4 %. Вместо камешков в желудках зачастую находятся их заменители — твердые семена ягод и плодов. Чаще всего в качестве заменителей отмечаются косточки черемухи и семена костяники. Вес камешков в желудке взрослых птиц достигает 8 г, в среднем 1,4 г, у птенцов соответственно 2,3 и 1,0 г. У двухнедельных птенцов в желудке находится около 0,3 г камешков.

Соотношение полов у взрослых птиц близко 1:1. У сеголеток бывает значительное (на 12,5 %) преобладание самцов. Обобщенные сведения о возрастной структуре поголовья рябчиков в осенний период 1980—1984 гг. показали, что из 16 052 рябчиков, обследованных на территории РСФСР, молодых оказалось 10 753 особи, или 67,0 %.

В общем, процент молодых птиц по регионам изменялся от 64,1 до 71,4%, а по отдельным годам ни в одном из регионов этот показатель не опускался ниже 60,7 % и не поднимался выше 77,2 %, что свидетельствует о высоком уровне воспроизводства популяции рябчика. В результате мечения птиц нам удалось установить, что в популяции рябчика осенью сеголетки составляют в среднем 60,8%, годовики — 31,6, двухлетки — 2,9, трехлетние — 2,4, четырехлетние особи и старше — 1,9 %. В Швеции зафиксирован возврат кольца через 7 лет и 3 месяца после кольцевания рябчика. 16 сентября 1974 г. нами был выпущен молодой самец, который добыт 22 сентября 1981 г. в возрасте 7 лет и 4 месяцев. При содержании в вольере на биостанции ВНИИОЗ зафиксирована продолжительность жизни рябчика (самца) в течение 5 лет и 7 месяцев. Обычно в вольерах они жили 3 — 4 года (Ларин, 1975).

В природе существует цикличность колебаний численности диких животных. На большой территории таежных массивов европейского Севера СССР отмечаются 7—8-летние циклы изменений численности рябчиков. В северных частях ареала рябчика эти колебания более выражены. В Скандинавии отмечены 3—4-летние, на северо-востоке Алтая — 10 летние циклы колебания численности рябчика. После подъемов обычно следует резкий спад.

В оптимальных местах обитания плотность населения этого вида может достигать осенью до 120 птиц на 1 км2. Решающее влияние на численность тетеревиных п7иц, в том числе и рябчика, по мнению многих исследователей, оказывает климат, особенно погодные условия в период насиживания и первый месяц жизни птенцов. Неблагоприятными оказываются также зимы с очень низкими температурами при отсутствии снежного покрова достаточной толщины, а также зимы с частыми сменами морозов и оттепелей. Высокая численность птиц осенью может быть причиной эпизоотии, наблюдавшихся в Уссурийском крае (Воробьев, 1954) и на Урале (Данилов, 1975), а также увеличивает отрицательное воздействие хищников. Имеется также точка зрения, что решающий фактор успешности размножения — физиологическое состояние организма самки, обусловленное наличием необходимого набора кормов в период, предшествующий гнездованию птиц. В случае поздней весны самки не могут хорошо подготовиться к размножению, так как отсутствует необходимое количество богатой витаминами подкормки в виде зелени. На наш взгляд, основная причина снижения плотности населения рябчика — это гибель воспроизводственного поголовья в зимний период от хищников и морозов, а также, вероятно, прохолостание самок по различным причинам. В отдельные годы без выводка отмечено до 38 % встреченных самок (Ивантер, 1973).

Особо следует остановиться на вопросе влияния хищников на численность птиц. Небольшие размеры и одиночный образ жизни делают рябчика птицей, сравнительно доступной для нападения, поэтому этот вид более других среди тетеревиных страдает от хищников. По данным В. П. Теплова (1947), в печорской тайге рябчик составляет 41 % биомассы тетеревиных, а доля его от всех тетеревиных в питании лишь пернатых хищников составляет (%): у ястреба-перепелятника — 89, чеглока — 100, сарыча — 40, орлана белохвоста — 35, ястреба-тетеревятника — 26, филина — 10. В рационе наземных хищников этой тайги он составляет (%): у горностая — 65, лесной куницы — 64, соболя — 57, лисицы — 54, песца — 40, росомахи — 35 всех тетеревиных. В Беловежской Пуще семья ястреба-тетеревятника за два летних месяца добывает в среднем 24 рябчика, а пара сарычей за июль — 7 птиц (Гаврин, 1956). В Приамурье хищники за зиму уничтожают до 40 % поголовья рябчиков, в том числе 80 % птиц погибает от соболя (Юдаков, 1968). Один соболь поедает до 25 рябчиков. В Центрально-Лесном заповеднике к весне численность рябчика уменьшается на 47—67 % из-за гибели от куниц, рысей и лисиц (Волков, 1968). Из 20 случаев гибели рябчиков, зарегистрированных нами в осенне-зимний период, 55 % связано с нападением ястреба-тетеревятника. Остальные погибли в лунках от рыси, волка, лисицы. Нападают на рябчика и совы.

Неурожай какого-либо основного корма слабо влияет на численность, так как сравнительно высокая эврифагия (всеядность) рябчика заметно смягчает отрицательное воздействие таких явлений. Например, запасы основного зимнего корма (сережки и почки ольхи и березы) каждый год остаются использованными далеко не полностью, так как в европейской части СССР хороший урожай сережек березы наблюдается ежегодно, а обильный — каждые три года.

Наряду с неблагоприятными климатическими условиями и прессом хищников отрицательное влияние на состояние популяции рябчика могут оказывать различные заболевания, особенно гельминтозы. Чаще всего у птиц отмечают¬ся нематоды (аскариды), а из ленточных гельминтов — цестоды. Кишечные гельминты появляются у птиц с началом поедания зеленых кормов. К зиме крупные кишечные гельминты исчезают из организма птиц под влиянием корма, содержащего антигельминтные вещества, а частично механически — под воздействием грубых частиц корма. Ленточные черви зимой прекращают свою деятельность в связи с так называемой «дестробиляцией», когда в кишечнике птиц остаются лишь головки с 5—6 члениками. С наступлением весны у них отрастают новые членики. Круглыми кишеч¬ными гельминтами птицы вновь заражаются на порхалищах. В бассейне реки Вятки молодые рябчики заражаются ленточными гельминтами начиная с месячного возраста. Экстенсивность заражения у них составляет около 33 %. Круглые гельминты отмечены у птиц в двухмесячном возрасте. Анализ содержимого кишечника 448 особей в осенний период показал, что экстенсивность заражения аскаридами взрослых птиц в 1,8 раза выше, чем сеголетков (соответственно 38,7 и 21,0 %). Существенного различия в степени зараженности цестодозами между этими категориями птиц не отмечено (молодые — 5,2 %, взрослые — 5,5 %). Нами проведен опыт по дегельминтизации рябчиков в естественных условиях. Отловленным птицам вводили желатиновую капсулу с дозой пиперазинаадипината весом 0,25 г. Из 45 птиц, подвергшихся дегельминтизации, часть (24,4 %) была отстреляна через 3— 35 дней. Кроме того, копрологическому анализу подвергся помет дегельминтизированных птиц, отловленных вторично. Аскарида (1 экз.) была обнаружена лишь у одной из 12 вскрытых птиц. Против цестодозов использовали фенасал в порошке в дозе 0,1 г/кг живого веса. Кроме того, часть препарата помещали в ягоды рябины и рассыпали их около порхалищ для более широкой профилактики гельминтозов тетеревиных птиц.

Добывание рябчиков — традиционная статья дичного промысла в России. В связи с высокими вкусовыми качествами мяса этот вид дичи пользовался неограниченным спросом на внутреннем и внешнем рынках. Мясо рябчиков имеет чрезвычайно нежную консистенцию, превосходящую даже мясо цыплят. Цвет поджаренного мяса рябчика белый, вкус хорошо выражен, приятный, слегка специфичен. Уже через 10—12 минут после начала поджаривания мясо готово, оно становится настолько нежным, что тает во рту. Такими признаками обладают лишь самые высокие сорта мясных блюд. По содержанию жира мясо рябчиков следует отнести к категории умеренной жирности (Забоев, 1954).

Хищнический промысел неоднократно приводил к значительному сокращению численности рябчика в отдельных регионах, однако через некоторое время она неизменно восстанавливалась при условии сохранности среды обитания. В начале XX века заготовки рябчика в России ежегодно составляли около 5,4 млн тушек, а иногда доходили до 7—10 млн (Колосов, Шибанов, 1957; Каверзнев, 1930). В дальнейшем в связи с сокращением площади лесных угодий, изменением их структуры, а также в результате влияния ряда социально-экономических и организационных факторов промысел боровой дичи резко упал, а заготовки значительно снизились. За период Советской власти наивысшего уровня (2,4 млн тушек) среднегодовые заготовки дичи достигали в стране в 30-е годы. В 1981 — 1985 гг. их уровень снизился до 422,7 тыс. шт. из которых около 34 % приходится на рябчика. По ориентировочным подсчетам, в конце 60-х гг. численность рябчика в стране достигала 32—37 млн особей, из которых охотники ежегодно добывали около 4 млн птиц (Гаврин, 1970), Следует отметить, что установление общей численности боровой дичи в стране затруднено в связи с не¬достатком сведений по территориальному распределению птиц. Кроме того, запасы дичи не стабильны и повсеместно подвержены периодическим изменениям.

По данным исследований ВНИИОЗ и других научных учреждений, осеннюю численность рябчика в середине 70-х — начале 80-х гг. на северо-западе РСФСР оценивали в 1,5 млн особей, из которых не менее 230 тыс. добывали охотники. На территории европейского Севера обитало до 3—3,5 млн особей, центральных областей — 1—1,3 млн, Волго-Вятском экономическом районе — до 1,1, Поволжском — 0,5, Уральском — 2— 2,3, Западно-Сибирском — 3—3,2, Восточно-Сибирском — 2,5—3, Дальневосточ¬ном — 1,1—1,6 млн особей. Таким

Образом в РСФСР, по самым скромным подсчетам, в начале 80-х гг. обита¬ло 14,2—16,5 млн рябчиков. Кроме того, на территории УССР осенняя численность составила до 70—75 тыс. особей, БССР — 150—165, Латвии и Эстонии — по 75—80 тыс. особей, то есть на территории СССР предпромысловая численность рябчика оценивалась на уровне 14,6—16,9 млн особей.

Данные, полученные из различных Литературных источников, в последние два десятилетия свидетельствуют, что численность рябчика в некоторых европейских странах находилась на следующем уровне (тыс. особей): Венгрия и Югославия — по 1,7—2,0; Чехословакия — 10—11; Польша — 16,0; ФРГ — 4,0; Финляндия — 95—100. В Болгарии рябчик малочислен и находится под охраной.

Годичный прирост популяции рябчика к осени обычно составляет до 250— 350 %, а гибель птиц к следующему сезону размножения достигает 50 % осенней численности. Следовательно, для определения норм добычи необходимо исходить из данных осеннего учета и размеров естественной гибели в течение зимнего сезона. Следует учитывать и гнездовую емкость территории. В охотничьих хозяйствах страны и за рубежом нормы добычи боровой дичи обычно определяют в размере 20—30 % осенней численности, если годичный прирост был не ниже 150 %. Однако, на наш взгляд, эта норма справедлива лишь для годов со средним «урожаем» рябчика. В годы пиков численности, когда доля сеголеток в популяции достигает 70—75 %, нормы изъятия следует увеличить до 50—60 %. В противном случае в результате резкого спада численности, характерного для данного вида, охотничье хозяйство недополучит значительное количество деликатесной дичи.

В настоящее время проблема увеличения добычи рябчика и поступления его в товарные заготовки в значительной мере зависит от интенсификации промысла и применения при этом наиболее эффективных и нетрудоемких способов добычи. Сейчас рябчика добывают в основном охотники-любители, используя ружейный способ, что эффективно лишь в годы высокой численности птиц. Лучшие ружейные охотники за два осенних месяца добывают до 200 птиц. Обычно же даже в местах, изобилующих рябчиками, их добывают очень мало. Например, в Красноярском крае в сезон 1982/83 г. 253 штатных охотников в промхозах сдали в среднем по 4,7 птицы, а 884 охотника-любителя — лишь по два-три рябчика на человека. Большая часть добытых птиц идет на приманку для пушных зверей. Охотники-любители до 40 % дичи используют для собственного питания.

Для получения товарной продукции и повышения эффективности промысла в северных таежных районах страны следует широко распространить давно известный и весьма добычливый способ лова рябчика с помощью петелек на жердках. Самоловный промысел отличается высокой производительностью, а его продукция — высоким качеством. Отлов рябчика жердками наиболее добычлив с начала сентября и до конца октября, когда птицы активны и еще охотно идут на приманку. К этому времени молодые птицы уже не отличаются от взрослых по размеру и весу, а прохладная погода позволяет хорошо сохранять дичь. Среднее количество самоловов, которое может обслужить один охотник, составляет 300—400 шт. иногда до 800 шт. расположенных на промысловых путиках длиной 12—15 км. Передовики охотничьего промысла, такие, как Я. А. Пупков в Томской области, применяют до 2000 жердок, расположенных на четырех промысловых путиках протяженностью до 30 км каждый. В 1980 г. этот охотник отловил и сдал на заготпункт 2500 рябчиков, а в среднем за последние 10—12 лет годовая добычаг у него составила 1200 птиц. В октябре 1982 г. в Тувинской АССР в пойменных лесах при средней плотности населения птиц один охотник-промысловик 300 жердками добывал в день по 15— 35 рябчиков. В Кировской области некоторые охотники с помощью жердок добывали по 300—350 птиц каждый. Важный вопрос при самоловном промысле — его влияние на численность птиц. Обладая высокой эффективностью, он требует соблюдения определенных правил.

С помощью мечения установлено, что зона действия жердок составляет примерно 0,5 км в каждую сторону. Следовательно, располагать самоловные путики ближе 2 км друг от друга нельзя, между ними должна оставаться не промышляемая территория, или резерваты. Четкий критерий депрессии численности рябчика — низкий уровень сеголеток в популяции (менее 60 %). Это легко установить, просмотрев промысловую пробу в количестве около 80 птиц. Кроме того, установлено, что почти 90 % добытых птиц попадает в жердки в течение первых двадцати пяти дней (при проверке самоловов через день), поэтому необходимо прекращать промысел рябчиков на самоловном путике через 20—25 дней, что будет также способствовать сохранению части поголовья для воспроизводства.

К массовому отлову и заготовкам рябчиков необходимо привлечь, кроме промысловиков, охотников-любителей, егерей, лесников. Сам по себе отлов интересен и хорошо сочетается с запросами охотников-любителей, особенно горожан. Многие из них с удовольствием проведут свой отпуск в лесном зимовье, сочетая отлов с ружейной охотой, рыбалкой, сбором грибов и ягод. Но для этого в промхозах нужно создать необходимые условия: соорудить и оборудовать самоловные путики, построить охотничьи избушки, обеспечить своевременный вывоз добытой продукции. Организация широкой сети самоловных путиков в таежных угодьях, богатых рябчиками, дает возможность значительно повысить производительность труда охотников, более полно освоить запасы этого вида дичи и получить много ценной продукции, пользующейся повышенным спросом. Многолетние опыты показали, что самоловный промысел не является избирательным в отношении какой-либо половозрастной группы и его длительное применение не нарушает структуру популяции птиц. Среди спортивных способов охоты на рябчика наиболее популярна охота с манком и с подхода, которые достаточно широко описаны в литературе. Следует лишь отметить, что охота с манком отличается избирательностью в отношении самцов, доля которых составляет до 80—90 % от всех добытых птиц.

А. ГАЙДАР

1988г.

Охота на манок

Основной спортивной охотой на рябчика считается стрельба на манок. Эта охота практикуется в конце лета и осенью. Заключается она в умелом подманивании молодых и старых птиц на специальный пищик, которым подражают свисту рябчиков — самца или самки. Успех охоты на манок зависит главным образом от умения подражать голосу птицы. Это подражание должно быть абсолютно точным, так как рябчик, обладая отличным слухом, уловит малейшую фальшь в звуках пищика и на манок не пойдет.

Охота на манок производится следующим образом: охотник рано утром приходит в места обитания рябчиков, осторожно двигается по лесу, стараясь не подшуметь птиц и чутко прислушиваясь. Время от времени он подает голос в манок, подражая то самцу, то самке.

Голос самки значительно отличается от голоса самца. Его можно передать примерно следующим слогами: «ти-уу-ти», «ти-уу-ти», в то время как голос петушка звучит примерно, как «тии-тии-тиу-ти» или «тии-тии-ти-тить-ти». Манить лучше голосом самки, так как самцы охотнее идут на манок, да и молодые рябчики, услышав голос старки, живее на него откликаются, чем на голос самца.

Услышав ответный голос рябчика, охотник должен, умело замаскировавшись, затаиться под елочкой, в кустах или за валежником и продолжать осторожно подманивать. Сидеть следует тихо, не двигаясь, ничем не выдавая своего присутствия. Рябчик идет на манок или перелетая с дерева на дерево, или перебегая по земле. Важно усмотреть рябчика раньше, чем птица обнаружит охотника, и немедленно стрелять.

После выстрела охотник продолжает обход заселенного рябчиками участка, манит и отстреливает подлетевших или подбежавших птиц. При наличии хорошей, ясной погоды, слегка прохладной, без дождя и без ветра и при умелом подманивании и достаточном количестве рябчиков стрельба на манок является очень живой, интересной и спортивной охотой на эту замечательную птицу.

Охота с подхода

Это наиболее простой и распространенный способ спортивной охоты на рябчика. Заключается он в том, что охотник, идя по угодьям, населенным рябчиками, спугивает птиц и, проследив направление их полета и места посадки на деревьях, осторожно подходит, высматривает затаившегося на дереве рябчика и стреляет.

Основан этот способ охоты на том, что птица, ведя скрытный образ жизни и неохотно поднимаясь на крыло, обычно близко подпускает охотника и взлетает в пятнадцати-двадцати шагах от него. Иногда удается выстрелить по поднявшемуся рябчику влёт, но большей частью птица взлетает и летит в таких заросших местах, что охотник только слышит, а не видит ее. Поднявшись с земли, рябчик летит по прямой линии недалеко от места подъема и садится обычно на нижние сучки дерева, ближе к стволу. Поднятый второй раз с дерева, рябчик летит дальше и садится выше.

Проследив полет рябчика и определив примерное место его посадки на дерево, охотник осторожно, маскируясь различными заслонами, идет к месту посадки птицы не прямо, а несколько стороной, внимательно оглядывая деревья и стараясь обнаружить затаившегося рябчика. Обнаружив птицу, необходимо сразу стрелять, так как рябчик часто неожиданно срывается с дерева и перелетает дальше. При умелом подходе и высматривании затаившихся на деревьях птиц эта охота бывает удачной и весьма интересной.

В сильно захламленной тайге подобраться к севшему на дерево рябчику бывает чрезвычайно трудно, если идти прямо на дерево, на котором затаилась птица. Лучше идти стороной и делать вид, что не обращаешь никакого внимания на то дерево, где сидит рябчик,— птица хорошо выдерживает подход.

Идя стороной, надо незаметно высматривать затаившуюся птицу и, быстро поворачиваясь к дереву, стрелять ее со вскидки. Прямолинейный же подход к затаившемуся рябчику никогда не давал результата. Птица снималась с дерева, не допуская охотника на выстрел.

Охота нагоном

Эта охота обычно проводится двумя охотниками по долинам лесных речек, вдоль которых любит обитать рябчик. Один из охотников, обойдя стороной речку и выйдя к берегу, затаивается на месте и ждет. Второй охотник, двигаясь вдоль речки, спугивает рябчиков, которые летят на первого охотника. Охотник, идущий вдоль речки, старается скрадывать птицу и при удаче стреляет сам, В противном случае он условным сигналом (легким свистом) предупреждает товарища о поднявшихся и полетевших птицах; первый охотник стреляет их влёт, на деревьях или же подманивает с помощью манка. Так, продвигаясь вдоль лесной речки и меняясь местами, охотники могут успешно пострелять рябчиков. Иногда на затаившегося охотника налетают и другие птицы, поднятые его товарищем,— глухарь, тетерев, утка, а позднее, когда разрешена охота на зверей, могут наскочить заяц, лисица и другие четвероногие обитатели леса.

Охота загоном

Несколько охотников в сопровождении загонщиков приходят в места, обильно населенные рябчиком. Охотники становятся цепью, а загонщики, обойдя место загона с противоположной стороны, двигаются на стрелковую цепь, поднимая и нагоняя на охотников рябчиков и другую дичь, оказавшуюся в загоне. Эта охота может быть еще более успешной при наличии у загонщиков энергичных и чутьистых собак. Особенно хороши для этой цели спаниели.

Охота с собаками

Охотиться с собакой на рябчика значительно сложнее, чем на глухаря, тетерева и другую пернатую дичь. Дело в том, что выводки рябчика и особенно одиночные птицы плохо выдерживают стойку легавой собаки и совершенно не переносят облаивания их на дереве лайкой.

Все же иногда удается по утрам и вечерам, во время кормежки птиц, подойти с легавой на выстрел и сделать удачный дублет по взлетевшему выводку рябчиков. В самом начале охотничьего сезона, пока молодые рябчики еще не вполне взматерели, рано утром иной раз удается найти кормящийся выводок на относительно открытых местах. Разбежавшиеся в поисках пищи молодые птицы при приближении охотника с собакой затаиваются, выдерживают стойку и взлетают поодиночке. В этом случае, поднимая одного рябчика за другим, можно успешно пострелять их так же, как и молодых тетеревов. Опыт последних лет показал, что для такой охоты по молодым выводкам вполне успешно могут быть применены хорошо подготовленные и дисциплинированные спаниели.

С лайкой охотиться на рябчиков можно только при условии специальной подготовки к этой охоте выдержанной и не горячей собаки. Подняв рябчика и посадив его на дерево, лайка должна вернуться к охотнику «с докладом» и по вести его к посаженной птице или же, посадив рябчика на дерево, не облаивать его и тем более не бросаться на дерево и не царапать кору, а, не доходя немного до сидящей на сучке птицы, лечь на землю и легким повизгиванием дать знать охотнику. Охотник осторожно идет на голос собаки и по направлению ее взгляда высматривает затаившегося рябчика. Молодые, горячие лайки, так же как и легавые собаки, для охоты на рябчика не годятся.

Стрелять птицу следует не крупной дробью, а номерами 8, 7 и 6. Более мелкая дробь не подходит, потому что рябчики сидят в густых сплетениях ветвей, через которые очень мелкая дробь может не пройти.

 



  • На главную